Программа ренновации

Трясем ключами

Утянуто (утянуто про уточку… хм… забавно):

Было бы очень интересно разобраться, как всякие предметы становятся символами протеста, с чего все начинается. В 2011-м люди отличали своих от чужих на улицах по белым ленточкам (и приветливо улыбались «своим»), сегодня на Марсово поле притащили гигантскую желтую уточку и много-много маленьких резиновых уточек, в Москве толпа крякает — уточка стала символом нашей маленькой революции.
А в конце 19 века, например, символом протеста в Российской Империи внезапно оказался ананас — всё благодаря стилистической ошибке в Манифесте о незыблемости самодержавия, который Александр III подписал в конце апреля 1881 года. «Богу, в неисповедимых судьбах Его, благоугодно было завершить славное Царствование Возлюбленнаго РОДИТЕЛЯ НАШЕГО мученической кончиной, а на Нас возложить Священный долг Самодержавнаго Правления». Ну и понеслось. Ананас стал символом оппозиции, а наступившую эпоху современники назвали «ананасными временами». Торговцы выставляли ананасы в окнах лавок, в светском обществе, недовольном жесткой политикой Александра III, во время приемов выносили ананасы на серебряных блюдах. Со светскими раутами полиция ничего не могла поделать, но торговцев заставляли убирать фрукты с глаз долой, были и погромы. Принятые в 1882 году цензурные реформы полностью перекрыли реформу печати Александра II от 1865 года. Газеты и журналы были важными источниками информации, площадкой для общественных дискуссий (как телеграм сегодня). Теперь, после того как издание получало три цензурных выговора, оно обязано было приостановить выход номеров на полгода. После возобновления работы изданию следовало отдавать каждый выпуск под красный карандаш цензора не позднее 11 часов вечера накануне дня выхода. Фактически это означало узаконивание предварительной цензуры. Также была создана комиссия из четырех министров, которые могли собраться в любой момент и принять решение о закрытии любого периодического издания.

Еще символами протеста становятся невинные жесты (и за них тоже сажают, не только за зиги). В новейшей истории, например, в Минске, оппозиция выражала свое несогласие с результатами выборов 2010 года аплодисментами — просто собирались на площадях и хлопали. А у немецкого «Рот Фронта» в конце 19 века это был сжатый кулак (после жест стал также символизировать борьбу с фашизмом).

И о больном:

— А кто-нибудь может мне объяснить, что значит когда мы тут все вдруг ключами трясём?
— Ну эээ. Типа, у нас у всех есть дом. Ээээ. Частная собственность. Эээ. НАШ ДОМ — РОССИЯ.

Для начала, хорошая история.
Читаем до конца.
#трясемключами
Хороший визуальный тег по реновации.
Не только что у нас есть дом значит, но и то, что это наша собственность. Наша, а не города, не мэра или кого бы то ни было еще.
Мы в Telegram:
https://t.me/RightRent

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика